JBL ломает копии

13 Декабря 2018

Производитель акустики инициировал в России волну исков к торговцам контрафактом

                        JBL ломает копии
Газета "Коммерсантъ" №230 от , стр. 10

Принадлежащий Samsung Electronics производитель колонок и наушников Harman в 2018 году подал в России 114 исков за нарушения прав на товарный знак JBL. В отдельных случаях сумма требований достигает нескольких миллионов рублей. Компания также инициировала рейды на крупных оптовых рынках, но они оказались малоэффективными для борьбы с контрафактом.

Компания Harman (американская «дочка» Samsung Electronics) в 2018 году подала в России 114 исков о взыскании компенсации за нарушение прав на товарный знак JBL, рассказали “Ъ” представители Harman. В течение года компания установила 683 случая продажи пиратской продукции, в том числе оптом, и добилась решения в свою пользу по 51 делу. Из интернет-магазинов удалено 37 тыс. предложений по продаже портативных колонок и наушников, ущерб от их реализации мог составить 260 млн руб., оценивают в компании. Объем требуемой компенсации в исках варьировался от 50–150 тыс. руб. до нескольких миллионов рублей для оптовых торговцев. Сейчас суд рассматривает иск к красноярскому магазину «Техностиль», сумма требований к которому достигает 3 млн руб. Кроме того, за год по инициативе компании правоохранительные органы провели 15 контрольных рейдов, было открыто восемь административных производств, добавляют в Harman.

По оценке группы «М.Видео—Эльдорадо», в январе—сентябре 2018 года в денежном выражении на рынке наушников в России лидировала Apple, JBL занимала вторую строчку, на третьей находится Sony.

По данным юридического агентства «Семенов и Певзнер», вся контрафактная продукция с маркировкой JBL производится в Китае, в основном в Гуанчжоу, и попадает на территорию России из Казахстана. Заказчиками в большинстве случаев становятся физические и юридические лица из России. При этом товар попадает в Россию без маркировки, то есть брендированная упаковка и шильдики, как правило, ввозятся отдельно и наклеиваются по факту продажи, отмечают в Harman.

Управляющий партнер «Семенов и Певзнер» Роман Лукьянов называет основным генератором контрафакта оптово-вещевые рынки — это стартовая точка сбыта, откуда начинается дистрибуция мелким продавцам. В число главных рынков с контрафактом входят ТРК «Москва» в Люблино, «Садовод» и ТК «Южные ворота». Все три рынка принадлежат структурам Зараха Илиева и Года Нисанова. Поскольку продавцы на рынках часто не граждане России, в их отношении сложно заводить уголовные дела, отмечает господин Лукьянов. По его словам, даже если продавцов удается привлечь к ответственности, чаще всего они должны выплатить небольшой штраф, например 5 тыс. руб. за 200 поддельных колонок. В Harman признают, что рейды правоохранительных органов не всегда эффективны против торговцев контрафакта и могут срываться из-за утечки информации о готовящихся проверках.

Доля подделок прямо пропорциональна популярности торговых марок, говорит гендиректор BrandMonitor Юрий Вопилов, чем известнее бренд, тем больше контрафакта. По исследованиям компании, подделки можно купить более чем в 80% торговых центров Москвы и Санкт-Петербурга. Чаще всего контрафакт распространяется через так называемые островки — отдельно стоящие торговые прилавки. Опросы BrandMonitor показали, что компактная электроника — одна из наиболее распространенных категорий товаров для покупки на «островках». Подделываются практически все топ-бренды электроники, причем иногда на один и тот же товар продавцы ставят разные маркировки в зависимости от пристрастия покупателей, добавляет управляющий партнер «Зуйков и партнеры» Сергей Зуйков.

Елизавета Макарова, Анна Афанасьева

При полном или частичном использовании материала ссылка на «Коммерсантъ» обязательна

К списку статей
Аудит бренда Заказать обратный звонок